Nana RPG - The beginning

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nana RPG - The beginning » Флейм » Стихи


Стихи

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Делимся любимыми стихами. Можно поделиться и своим творчеством.))

Лермонтов.

Смерть

Оборвана цепь жизни молодой,
Окончен путь, бил час, пора домой,
Пора туда, где будущего нет,
Ни прошлого, ни вечности, ни лет;
Где нет ни ожиданий, ни страстей,
Ни горьких слез, ни славы, ни честей.
Где вспоминанье спит глубоким сном.
И сердце в тесном доме гробовом
Не чувствует, что червь его грызет.
Пора. Устал я от земных забот.
Ужель бездушных удовольствий шум,
Ужели пытки бесполезных дум,
Ужель самолюбивая толпа,
Которая от мудрости глупа,
Ужели дев коварная любовь
Прельстят меня перед кончиной вновь?
Ужели захочу я жить опять,
Чтобы душой попрежнему страдать
И столько же любить? Всесильный бог,
Ты знал: я долее терпеть не мог;
Пускай меня обхватит целый ад,
Пусть буду мучиться, я рад, я рад,
Хотя бы вдвое против прошлых дней,
Но только дальше, дальше от людей.

К *

(Из Шиллера)

Делись со мною тем, что знаешь;
И благодарен буду я.
Но ты мне душу предлагаешь:
На кой мне черт душа твоя!...

К N. N.

Ты не хотел! но скоро волю рока
Узнаешь ты, и в бездну упадешь;
Проколет грудь раскаяния нож.
Предстану я без горького упрека,
Но ты тогда совсем мой взор поймешь;
Но он тебе как меч, как яд опасен;
Захочешь ты проступку вновь помочь;
Нет, поздно, друг, твой будет труд напрасен:
Обратно взор тебя отгонит прочь!...
Я оттолкну униженную руку,
Я вспомню дружбу нашу как во сне;
Никто со мной делить не будет скуку;
Таких друзей не надо больше мне; —
Ты хладен был, когда я зрел несчастье
Или удар печальной клеветы;
Но придет час: и будешь в горе ты,
И не пробудится в душе моей участье!...

К глупой красавице

Тобой пленяться издали
Мое все зрение готово,
Но слышать боже сохрани
Мне от тебя одно хоть слово.
Иль смех иль страх в душе моей
Заменит сладкое мечтанье,
И глупый смысл твоих речей
Оледенит очарованье....

Так смерть красна издалека;
Пускай она летит стрелою.
За ней я следую пока;
Лишь только б не она за мною........
За ней я всюду полечу,
И наслажуся в созерцанье.
Но сам привлечь ее вниманье
Ни за полмира не хочу. —

Могила бойца

Он спит последним сном давно,
Он спит последним сном,
Над ним бугор насыпан был,
Зеленый дёрн кругом.

Седые кудри старика
Смешалися с землей:
Они взвевались по плечам,
За чашей пировой,

Они белы как пена волн,
Биющихся у скал;
Уста, любимицы бесед,
Впервые хлад сковал.

И бледны щеки мертвеца,
Как лик его врагов
Бледнел, когда являлся он
Один средь их рядов.

Сырой землей покрыта грудь,
Но ей не тяжело,
И червь, движенья не боясь,
Ползет через чело.

На то ль он жил и меч носил,
Чтоб в час вечерней мглы
Слетались на курган его
Пустынные орлы?

Хотя певец земли родной
Не раз уж пел об нем,
Но песнь — все песнь; а жизнь — все жизнь! —
Он спит последним сном. 

Одиночество

Как страшно жизни сей оковы
Нам в одиночестве влачить.
Делить веселье — все готовы: -
- Никто не хочет грусть делить.

Один я здесь, как царь воздушный,
Страданья в сердце стеснены,
И вижу, как, судьбе послушно,
Года уходят будто сны;

И вновь приходят, с позлащенной,
Но той же старою мечтой,
И вижу гроб уединенный,
Он ждет; что ж медлить над землей? —

Никто о том не покрушится,
И будут (я уверен в том)
О смерти больше веселиться,
Чем о рождении моем....

Опасение

Страшись любви: она пройдет,
Она мечтой твой ум встревожит,
Тоска по ней тебя убьет,
Ничто воскреснуть не поможет.

Краса, любимая тобой,
Тебе отдаст, положим, руку...
Года мелькнут... летун седой
Укажет вечную разлуку...

И беден, жалок будешь ты,
Глядящий с кресел иль подушки
На безобразные черты
Твоей докучливой старушки,

Коль мысли о былых летах
В твой ум закрадутся порою,
И вспомнишь, как на сих щеках
Играло жизнью молодою....

Без друга лучше дни влачить
И к смерти радостней клониться,
Чем два удара выносить
И сердцем о двоих крушиться!...

Эпитафия

Простосердечный сын свободы,
Для чувств он жизни не щадил;
И верные черты природы
Он часто списывать любил.

Он верил темным предсказаньям,
И талисманам, и любви,
И неестественным желаньям
Он отдал в жертву дни свои. —

И в нем душа запас хранила
Блаженства, муки и страстей.
Он умер. Здесь его могила.
Он не был создан для людей.

***
Я не для ангелов и рая
Всесильным богом сотворен;
Но для чего живу страдая,
Про это больше знает он. —

Как демон мой, я зла избранник,
Как демон, с гордою душой,
Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой;

Прочти, мою с его судьбою
Воспоминанием сравни,
И верь безжалостной душою,
Что мы на свете с ним одни.

* * *
Я не люблю тебя; страстей
И мук умчался прежний сон;
Но образ твой в душе моей
Все жив, хотя бессилен он;
Другим предавшися мечтам,
Я все забыть его не мог; -
Так храм оставленный — все храм,
Кумир поверженный — все бог!

Желание

Зачем я не птица, не ворон степной,
Пролетевший сейчас надо мной?
Зачем не могу в небесах я парить
И одну лишь свободу любить?

На запад, на запад помчался бы я,
Где цветут моих предков поля,
Где в замке пустом, на туманных горах,
Их забвенный покоится прах.

На древней стене их наследственный щит,
И заржавленный меч их висит.
Я стал бы летать над мечом и щитом
И смахнул бы я пыль с них крылом;

И арфы шотландской струну бы задел,
И по сводам бы звук полетел;
Внимаем одним, и одним пробужден,
Как раздался, так смолкнул бы он.

Но тщетны мечты, бесполезны мольбы
Против строгих законов судьбы.
Меж мной и холмами отчизны моей
Расстилаются волны морей.

Последний потомок отважных бойцов
Увядает средь чуждых снегов;
Я здесь был рожден, но нездешний душой....
О! зачем я не ворон степной?...

Чаша жизни

Мы пьем из чаши бытия
С закрытыми очами,
Златые омочив края
Своими же слезами;

Когда же перед смертью с глаз
Завязка упадает,
И все, что обольщало нас,
С завязкой исчезает;

Тогда мы видим, что пуста
Была златая чаша,
Что в ней напиток был — мечта,
И что она — не наша!

Прелестнице

Пускай ханжа глядит с презреньем
На беззаконный наш союз,
Пускай людским предубежденьем
Ты лишена семейных уз,
Но перед идолами света
Не гну колена я мои,
Как ты, не знаю в нем предмета
Ни сильной злобы, ни любви.
Как ты, кружусь в весельи шумном,
Не чту владыкой никого,
Делюся с умным и безумным,
Живу для сердца своего;
Живу без цели, беззаботно,
Для счастья глух, для горя нем,
И людям руки жму охотно,
Хоть презираю их меж тем!...
Мы смехом брань их уничтожим,
Нас клеветы не разлучат;
Мы будем счастливы, как можем,
Они пусть будут как хотят! —

Дума

Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее — иль пусто, иль темно,
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
В бездействии состарится оно.
Богаты мы, едва из колыбели,
Ошибками отцов и поздним их умом,
И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,
Как пир на празднице чужом.
К добру и злу постыдно равнодушны,
В начале поприща мы вянем без борьбы;
Перед опасностью позорно малодушны
И перед властию — презренные рабы.
Так тощий плод, до времени созрелый,
Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
Висит между цветов, пришлец осиротелый,
И час их красоты — его паденья час!

Мы иссушили ум наукою бесплодной,
Тая завистливо от ближних и друзей
Надежды лучшие и голос благородный
Неверием осмеянных страстей.
Едва касались мы до чаши наслажденья,
Но юных сил мы тем не сберегли;
Из каждой радости, бояся пресыщенья,
Мы лучший сок навеки извлекли.

Мечты поэзии, создания искусства
Восторгом сладостным наш ум не шевелят;
Мы жадно бережем в груди остаток чувства -
Зарытый скупостью и бесполезный клад.
И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе какой-то холод тайный,
Когда огонь кипит в крови.
И предков скучны нам роскошные забавы,
Их добросовестный, ребяческий разврат;
И к гробу мы спешим без счастья и без славы,
Глядя насмешливо назад.

Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.

И скучно и грустно

И скучно и грустно! — и некому руку подать
В минуту душевной невзгоды...
Желанья... что пользы напрасно и вечно желать?
А годы проходят — все лучшие годы!

Любить — но кого же? — на время не стоит труда,
А вечно любить невозможно...
В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа,
И радость, и муки, и все там ничтожно.

Что страсти? — ведь рано иль поздно их сладкий недуг
Исчезнет при слове рассудка,
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг —
Такая пустая и глупая шутка!

* * *

Sie Iiebten sich beide, doch keiner
Wollt'es dem andern gestehn.
Heine.

Они любили друг друга так долго и нежно,
С тоской глубокой и страстью безумно-мятежной!
Но как враги избегали признанья и встречи,
И были пусты и хладны их краткие речи.

Они расстались в безмолвном и гордом страданье,
И милый образ во сне лишь порою видали. -
И смерть пришла: наступило за гробом свиданье...
Но в мире новом друг друга они не узнали.

Любовь мертвеца

Пускай холодною землею
Засыпан я,
О друг! всегда, везде с тобою
Душа моя.

Любви безумного томленья,
Жилец могил,
В стране покоя и забвенья
Я не забыл.

Без страха в час последней муки
Покинув свет,
Отрады ждал я от разлуки —
Разлуки нет.

Я видел прелесть бестелесных,
И тосковал,
Что образ твой в чертах небесных
Не узнавал.

Что мне сиянье божьей власти
И рай святой?
Я перенес земные страсти
Туда с собой.

Ласкаю я мечту родную
Везде одну;
Желаю, плачу и ревную
Как встарину.

Коснется ль чуждое дыханье
Твоих ланит,
Моя душа в немом страданье
Вся задрожит.

Случится ль, шепчешь засыпая
Ты о другом,
Твои слова текут пылая
По мне огнем.

Ты не должна любить другого,
Нет, не должна,
Ты мертвецу, святыней слова,
Обручена.

Увы, твой страх, твои моленья
К чему оне?
Ты знаешь, мира и забвенья
Не надо мне!

Иннокентий Анненский

Среди Миров

Среди миров, в мерцании светил
Одной Звезды я повторяю имя...
Не потому, чтоб я Ее любил,
А потому, что я томлюсь с другими.

И если мне сомненье тяжело,
Я у Нее одной ищу ответа,
Не потому, что от Нее светло,
А потому, что с Ней не надо света.

Автора не помню

Вино рубинового цвета
Покоится в моем бокале,
Рябины сорванная ветка
На белоснежном покрывале.
Твоей руки коснулся нежно
Своей рукой, но тщетны ласки.
О, как небрежно и легко
Мы надеваем эти маски.
В твоих глазах любви усталость,
В моих - отчаянье и холод,
Моя любовь - всего лишь жалость,
Молчанию не нужен повод.
Скрестились взгляды, как рапиры,
Искра мелькнула и погасла,
Нам послужив залогом мира...
Ты равнодушна... И прекрасна.

Опять Анненский:

Я думал, что сердце из камня,
Что пусто оно и мертво:
Пусть в сердце огонь языками
Походит — ему ничего.

И точно: мне было не больно,
А больно, так разве чуть-чуть.
И все-таки лучше довольно,
Задуй, пока можно задуть...

На сердце темно, как в могиле,
Я знал, что пожар я уйму...
Ну вот... и огонь потушили,
А я умираю в дыму.

0

2

Я кошка. Я вылечу эти раны.
Возможно, останутся шрамы.
Я кошка. В глаза смотрю, не мигая,
И дергаю ухом — живая...
Лишь кошка. Тихо вздыхаю
И нервно узоры хвостом черчу.
Я кошка. Устало молчу,
Зеваю, мурлыкаю, знаю.
Я кошка. Давай поиграем?
Всегда приземляюсь на лапы -
Бессмертна. Давай прыгнем с крыши?
Боишься? А, может быть, выше?
Упасть и разбиться. Тебе по плечу?
Я вновь промолчу..
Я кошка. Закончились жизни.
Восьмая.. Сегодня играю девятой.
Девятая — снова на лапы.
Бессмертие в пасть асфальту швыряю,
Ты слышишь? Упала! Живая? Прощай.
Исчезаю...
________________________________
Зима. Мороз. Свои растратив силы,
Закоченев, воробышек упал.
Корова мимо шла, блин уронила -
На воробьишку теплый блин попал.
Чуть отогревшись, ошалев от счастья
(Пусть весь в дерьме, зато совсем живой!)
И снова ощутив, что жизнь прекрасна,
Чирикнул воробьишка молодой.

Но где-то рядом котик не дремал
И мягкой лапкой с острыми когтями
Воробышка он из дерьма достал -
И тут же съел. Со всеми потрохами.

А где мораль? - Здесь целых три морали:
Не всяк тот враг, кто на тебя насрет;
Не всяк тот друг, кто, не боясь фекалий,
Тебя из них вытаскивать начнет;
А третья - вовсе дань природе дикой:
Попал в дерьмо - сиди, и не чирикай...

М. Цветаева
Легкомыслие — милый грех,
милый спутник и враг мой милый!
Ты в глаза мне вбрызнуло смех
и мазурку вбрызнуло в жилы.
Научив не хранить кольца,
с кем бы жизнь меня ни венчала,
начинать наугад — с конца,
и кончать — еще до начала.
Быть, как стебель, и быть, как сталь,
в жизни, где мы так мало можем,
шоколадом лечить печаль
и смеяться в лицо прохожим.

0

3

Один из моих стишков:

Я горжусь тобой, слышишь, милая?
Повторяю тебе в сотый раз:
Моя храбрая, смелая, сильная, -
Скоро кончится наш рассказ.

На места свои станут чувства,
Подчиняясь последней главе.
Ты и я… Мы два безрассудства,
В презираемом богом грехе.

Нас осудят, клеймят «нечестивыми»,
Мы с тобою познаем ад.
Назовут все надежды лживыми,
Но тебя не отдам назад.

Продержись без меня, любимая.
Потерпи всего месяц, другой…
Ну а там, моя смелая, сильная, -
Я прикрою своею спиной.

0

4

И парочка любимых:

ВОЛК-ОДИНОЧКА
В такую погоду по городу только
Бродить, отделившись от мира плащом.
В такую погоду не выгонишь волка —
Волк выбежит сам побродить под дождем.

Он волк-одиночка, он волк-недотрога,
Тот самый, которого как ни корми —
Все смотрит туда, где по темным дорогам
Из вечера в вечер пылают огни.

Он волк мостовых и колодцев дворовых,
Чугунных решеток и черных коней,
Приникших к граниту закатов багровых
И плавно плывущих в воде фонарей.

Его не настигнет любая погоня —
Он мчится туда, где добыча его
В каналах ночных так стремительно тонет,
Что утро настанет — и нет ничего.

Глаза его — озера два пересохших —
Все смотрят без устали в точку одну,
Туда, где во мраке каналов заросших
Безшумные тени струятся по дну.

Его не удержит ни сила, ни разум,
Он волк-одиночка, он волк-людоед.
Он мчит вопреки миражам и экстазам,
Не ведая сам, это явь или бред.

Все прячутся дома в такую погоду,
Захлопнуты двери, закрыто окно,
Лишь волк-одиночка на черную воду
Глядит и глядит, погружаясь на дно.

Глядит в эту бездну, не ведая страха,
И рыщет всю ночь меж плывущих огней,
К утру возвращаясь покорно на плаху
Загубленных жизней, потерянных дней.

В такую погоду мучительно медлить
И ждать, отделившись от мира дождем,
Как волк-одиночка, обегав всю землю,
Вернется с добычей под мокрым плащом.
Марина Петрова


Пой же, пой на проклятой гитаре,
Мой последний, единственный друг.
Захлебнуться бы в этом угаре,
Пальцы пляшут твои в полукруг.

Я не знал, что любовь - зараза
Я не знал, что любовь - чума.
Подошла и прищуренным глазом
Хулигана свела с ума.

Пой, мой друг, напевай мне снова
Нашу прежнюю буйную рань.
Пусть целует она другого,
Молодая, красивая дрянь.

Не гляди на ее запястья
И с плечей ее льющийся шелк.
Я искал в этой женщине счастья,
А нечаянно гибель нашел.

Так чего ж мне ее ревновать,
Так чего ж мне болеть такому?
Наша жизнь - простыня да кровать,
Наша жизнь - поцелуй да в омут.

Пой же, пой в роковом размахе,
Этих рук роковая беда
Только знай, пошли они на х...
Не умру я, мой друг, никогда.
Есенин


Среди миров, в мерцании светил,
Одной Звезды я повторяю имя...
Не потому, чтоб я Её любил,
А потому, что я томлюсь с другими.

И если мне сомненье тяжело,
Я у Неё одной молю ответа,
Не потому, что от Неё светло,
А потому, что с Ней не надо света.
Анненский


Любовь пытаясь удержать ,
Берём как шпагу мы её:
Один-берёт за рукоять,
Другой- берёт за острие.
Любовь пытаясь оттолкнуть,
Мы оба давим на неё:
Один- эфесом другу в грудь,
Другой- под сердце острие.
И тот, кто лезвие рукой
Не в силах больше удержать,
Когда-нибудь в любви другой
Возьмёт охотно рукоять.
И рук, сжимающих металл,
Ему ничуть не будет жаль,
Как будто он не испытал,
как режет сталь....
как режет сталь...

0

5

Все - мое))
"Будем".

Ломкий свет в окошко,
Жизнь течет неспешно…
Даже если сложно,
Мы выживем, конечно,

Будем дальше верить,
Плакать и смеяться,
Будем чувства мерить
Застенчивым румянцем,

Будем слушать небо,
Снег, и дождь, и ветер,
Мечту не променяем
Ни на что на свете!

Будем красть улыбки
С журнальных заголовков,
Чувствовать мы будем
За версту издевку…

Но никогда не будем
Убивать и грабить,
Лгать не будем людям,
Чтобы их не старить,

Мы не будем помнить
Кровь, и боль, и пепел,
Слезы, крики, стоны…
Ведь наш мин так светел!

Будем лить ночами
Свет из окон в лужи,
Будем греть свечами
Всех друзей от стужи,

Будем верить в сказки,
Рассказывать их людям,
Сложим мир из красок,
Будем жить… Мы БУДЕМ!
______________________________________________________________________________________________________

Без названия:

Осколки прошлого уже не соберешь,
Мозайку жизни не изменишь быстро,
Но вдруг однажды ты в скитаньях набредешь
На старого бродячего артиста.

Расскажет он тебе о том, как Красота
Менялась на глазах его несмело,
Расскажет то, как Жизнь, Тоска, Мечта
Судьбу чертили на асфальте мелом.

Расскажет, что однажды в зеркалах
Увидел он свою живую душу…
Не сомневайся ты в его словах,
Просто поверь ему и сказ его дослушай.

Тебе ведь тоже скоро предстоит
Пройти весь этот пусть, ВЕСЬ, от начала
И до конца… Пусть жизнь твоя летит,
И пусть мечты одной тебе не будет мало.
______________________________________________________________________________________________________

"Сказка о плачущем небе"

Мокрый дождь измучал душу,
В сердце боль по нервам бьет…
Не спеши бежать, дослушай
Сказ, как небо слезы льет.

Капель град, прозрачный, мелкий,
Льет лениво сверху вниз…
Заключило небо сделку
С морем одноцветных лиц…

Не спеша прочертят слезы
Две дорожки по щекам;
Продадут чужие грезы,
Запретят проснуться нам…

Плачут ангелы на крышах,
Не стирая слезы с глаз;
Могут лишь они услышать
Песни, что поют о нас…

Остановит время стрелки
На своих стальных часах,
Жизнь замрет, а дождик мелкий
След оставит на губах…

Может, мир не станет лучше,
Может, кто-то вдруг умрет…
Только ты, мой друг, дослушай
Сказ, как небо слезы льет…

Отредактировано Nobuo (2008-06-25 23:55:06)

0

6

тоже все - мое-)

Как больно понимать
Как больно понимать, что ты – совсем  никто…
Как больно осознать, что Рай недостижим…
Как страшно удивить… себя простым: «Я кто?»
Как больно не найти ответ в себе самом…

Как жутко понимать, что выход не найти.
Так немощно бежать по этому пути
И знать, что есть лишь Путь
И смысл в нем -  идти.

Идти в забвенный Рай, рисованный мечтой
И знать, что не придешь и жить такой мечтой
Думать, что наверно тебе это под силу
И рыть себе под звон глубокую могилу…

И не смотря на все, с поднятой головой
Всем гордо отвечать: «Я знаю, там есть Рай!»
И знать, что не пустой
Звук голоса.. он твой!!!

Как больно понимать …на рубеже миров…
Как больно осознать…. одной ногой в Аду…
Как страшно удивить… но не себя саму…
Как больно не найти… ответ… пусть и суров….

Как жутко потерять, всех тех, кого ты вел
Так немощно смотреть, как каждый обречен
Смотреть Смерти в глаза
И знать, что не уйдет.

И драться до конца, за всех, кто был убит
Смотреть на ту их кровь, что мир весь оросит..
И знать: «Мир обречен!» как мы бы не старались
Та красная луна – вот все, что нам осталось…

Есть мир – красивый, хрупкий… но стоит лишь копнуть…
И звякнет он по ребрам холодным и стальным…
Смерть и свобода,
Абсурд и одиночество…

Как больно понимать, что Волк тот шел напрасно
Как больно осознать, что Рая вправду нет.
Как страшно удивиться простому: «Он был счастлив!»
Как больно у себя то самое спросить….

Но он был Волк... Его вела та самая судьба
А мне тогда что делать? Кто же тогда Я?

***
Быть может, сегодня боги устанут,
Уснут на мгновенье, закрыв сотни век.
Я вытащу крылья, и мир весь узнает,
Что средь богов есть человек.

И пока боги в снах видят сказки
Я средь небес звезду украду
Что б после бурной быстрой развязки
Смогла б выжить даже в аду.

Сердце мое превратят боги в камень.
Вместо него звезду в грудь положу.
И среди мрака лучами дорогу
Я проложу и людей поведу

В гневе богам не понять моей силы.
Тучами звезды закроют в тюрьму.
На темном фоне лучи, словно жилы,
Будут видно сквозь темноту.

И средь дорог не ошибусь я.
Не спотыкнусь, выбирая одну.
Против богов пойти не боюсь я,
Чтобы построить мир по-своему.

Быть может, сегодня боги устанут,
Уснут на мгновенье, закрыв сотни век.
Я вытащу крылья, и мир весь узнает,
Что средь богов был человек…

(не мое, моего друга)
Remembrance
Remember... I will still be here,
As long as you hold me in your memory.
Remember... when your dreams have ended,
Time can be transended... just remember me.

I am that one star that keeps burning, so brightly,
It is the last light to fade into the rising sun,
And if you, whenever you tell my story,
Then I... will never die...

Remember. I will still be here,
As long as you hold me in your memory...
Remember me.

I am that one voice in cold wind, that whispers,
And if you listen, you'll hear it calling from the sky.
As long as I still can reach you, and touch you,
Then I will never die...

Remember... I'll never leave you,
If you are lonely, remember me...

Отредактировано Нана Осаки (2008-06-28 02:52:25)

0

7

Takumi
очень красивый стих, мне понравился-)
очень талантливо и с чувстовом)
*кланяется*-)
Nobuo
третий стих такой почему-то необычный и приятный-)
понравился)

Отредактировано Нана Осаки (2008-06-27 01:57:53)

0

8

Нана, могу тоже сказать и о Ваших стихах. )
Это ещё один старый продкут моего творчества:

Беги, уходи, не прощайся,
Молчи, не пиши, не звони.
Не думай, всё верно, не кайся.
Забудь, потеряй, разорви.

С ухмылкой? Ехидством? Печалью?
Прочтёт? Не заметит? Найдёт?
К её? К твоему облегченью?
Ответит? Прогонит? Вернёт?

Так надо, так проще, так легче.
Пойми, разберись и прости.
Решенье сильнее и крепче.
Не стой же, назад нет пути.

Беги, уходи, не прощайся,
Молчи, не пиши, не звони.
Не мучай обоих, не кайся.
Все чувства долой прогони.

Отредактировано Takumi (2008-06-28 00:28:10)

0

9

хех, такое ощущение, что вы изящно парировали-) ответили не менее замечательным стихом ^^)
тогда вот еще один-)

Баллада о потере
Терять, терять… как снова больно…
Ну как же так? Ну сколько можно?
Терять себя, терять любовь,
Терпеть, терпеть всю эту боль…
Но боль любви – это ничто,
Когда путь жизни замело
Бураном слез, проблем, печалей,
Дождем сожженных всех желаний,
Дождем из слез, дождем огня,
Оттенком пасмурного дня…

Так вот о чем же я? Ах да…
Мы что-то ищем, вновь теряем,
Но дальше путь мы свой ведем,
Когда теряем безвозвратно,
Все то, что снова обретем…
Мы знаем, что когда-то будет
Все это вновь, и даже лучше.
И падая, встаем, идем вперед
Навстречу снам нас путь ведет
И кто-то вечно что-то ждет…

Теряю снова нить рассказа.
Простите, больно говорить…
Молчать бы, но и так не в силах
Тупую боль свою убить.
Зачем же так? За что? За что?
За то, что время так прошло?
За то молчанье, что так было
Нам тягостно? но говорить
Я не могла… Я времени бы не жалела
Коль я б могла…Как жаль, как жаль…

«Банально», - вы могли подумать, -
«обычный юношеский бред.»
Но скоро смею вас уверить,
Что все, к несчастию, не бред.
Как мне обуздать эту боль?
Как справится сегодня с нею?
Как дальше просто молча жить?
Я больше так в нее не верю….
И как кому-то потом верить?
И доверять, и другом быть?

Как мне сейчас вам объяснить,
Что я теряю, теряю друга…
Он был мне лучшим, но судьба
Опять вмешалась, жизнь моя
Опять ушла с своей дороги
Теперь одна, я вновь одна…
Нет, к одиночеству привыкла,
Что вечно сердце сторожит…
Но так печально не привыкла
Без друга быть, без него жить…

Наши друзья, как говорят,
Все лучшее в нас почитают
И не стремятся изменять
Натуру нашу, делать лучше..
Так где же истина сия
Имеет место в жизни быть?
И почему обречена
Теперь без друга снова жить?
Да нет, не жить, а скоромно просто
Лишь существуя, дни все проводить…

Терять друзей – до боли страшно…
Когда не знаешь почему
Все обернулось так ужасно..
К добру ли это? Иль к чему?
Нет, все однозначно только к горю,
По крайней мере, у меня…
Опять без теплого плеча,
Которым руки себе греешь…
Опять без теплого луча
Из глаз того с кем крепко дружишь…

Обидно, больно, жутко дурно…
И слезы душат сильно так,
В глазах неясно все и смутно
И жизнь опять идет не так…
О ты, что другом был тогда,
Ты спас меня в тот смутный час,
Когда была как не жива…
Надежду дал, тогда ты спас,
А вот теперь ты, уходя,
Опять одну, одну бросаешь…

И вновь терпеть обречена,
Терпеть одна, без права слова…
И оправдаться не могла,
Не отрекаясь от тебя…
Ну что ж, уходишь? Уходя,
Бери ее, бери надежду,
Что подарил ты мне тогда
Вновь не спасет она меня…
Иди, ищи другого друга…
А я одна, опять одна…

Моей свободы больше нет,
Мой вечный спутник – темнота,
В которой друг мой не заметит
Как по щеке моей слеза...
Опять одна…И на дорогу от меня
Я не проклятье тебе кину…
Я помолюсь... Не за себя!!!
Ты верь мне милый, за тебя…
Теперь не верен нашей дружбе
Лишь ты… Я до сих пор верна….

0

10

У меня тоже есть стих подобной тематики:

А ты кричал, что холоден душою.
Смеялся, когда дружбу продавал.
Ты никогда не жертвовал собою,
И никого к себе не подпускал.
Все говорили: он жестокий,
Бездушный, грубый и слепой.
Я знал – ты просто одинокий
И не хотел себя вязать с толпой.
Я терпеливо ждал того момента,
Когда доверие подаришь мне.
И сломана защита из цемента,
Оставил злобу ты в ужасном сне.
И знал, что называешь меня – «брат».
Ты тайны все свои раскрыл,
Ключом от самых прочных врат,
От тех, какими сердце полонил.
А я остался холоден душою.
Тебе урок хороший преподал,
Я никогда не жертвую собою…
С ухмылкой на губах тебя предал.

0

11

у вас все как-то лаконичнее и резче, нежели у меня.. только заканчивается иначе...)

еще одно ваяние моей фантазии:

Having a chance not to be thirsty,
Why do we always try to suffer?
Having already coped with last murder,
Why do we fill our mind with stuffers?

It wasn’t my fault of finding an answer
Into the dead core of adjoining sound.
It’s just can be felt simply like cancer,
Authorizing my mind, if I were bound.

I’m slowly joining my aloof sick mind,
Trying to kill these loathsome thoughts.
Feeling like breathless, drawn in the wine,
Blackmailing myself with bold and brute words.

The degree of completeness, stability, pace,
Gently is leaving the path of my solitude,
Why should I hide in green grass me face,
Trying to dance out the core of this attitude?

Then why should I see right through all your lies,
If you don’t dare to look in my eyes?

0


Вы здесь » Nana RPG - The beginning » Флейм » Стихи